Путешествие по тропинкам памяти
Путешествие по тропинкам памяти

Заведующая отделом природы Ставропольского государственного музея-заповедника В.Г. Данилевич делится своими впечатлениями о путешествии по памятным местам П.М. Гречишкина в атмосферном очерке-репортаже с места событий.

Опять грянула долгожданная «сбыча мечт» – путешествие с Мариной Николаевной Михайловой, племянницей художника Павла Моисеевича Гречишкина, по его любимым местам в окрестностях села Татарки – дорогой сердцу малой родине. Поутру 30 сентября собираемся в музее, где уже заложен мемориал Мастера, поднимаемся по улочкам, на которых стоят дома его многочисленной семьи, где некогда жил он сам. Время всё меняет…

DSC 0355

Родничок

Ищем места былых родников на склоне горы. Марина Николаевна вспоминает, как маленькая Прасковья – мать Гречишкина, будучи нянькой нескольких грудничков-родственников, складывала их «штабелями» в цинковую ванночку, как блинчики на сковородку, привязывала к ней веревку и тащила в гору к роднику. По очереди она купала в ледяной воде детишек, орущих от неожиданности, заворачивала их в пеленки и везла обратно. Малыши, накричавшись, сладко засыпали на несколько часов, а нянька тем временем имела возможность свободно погулять.

Еду, которую приготовили младенцам родители, не было возможности скормить спящим детям. Приходилось волей-неволей съесть все самой… Никогда никто из взрослых не узнал о проделках расторопной девчушки. А ребятишки таким образом все лето закалялись и никогда не болели простудой!

Вода в роднике в былые времена была вкусная, сладкая. Сельчане всегда брали там воду для питья – ведь на Святой источник ходить было далеко. Пил ее и маленький Паша. Теперь этот родничок зарос густыми тростниками, и каптаж, разрушившись от времени, скрыл воды под землей. Решительная Татьяна Николаевна – руководитель проекта – продираясь сквозь высокие жесткие режущие стебли, таки нашла глубокую влажную нишу – ложе родника.

Растущие молодые кустики калины и хвощи-любители влажных мест подсказали нам, что вода где-то рядом… Смотрим на окрестный великолепный мир глазами Мастера. Вот фиолетово-сиреневые тени от яблонь перебегают дорогу. А песок на ней охристый, теплый, так и просится на холст. Яблоня-воробьевка усеяла все под собой мелкими краснобокими яблочками. Они, как мазки Мастера, устилают колею – каждое на своем месте.

Татарский бугор

Марина Николаевна ищет то самое любимое местечко, по которому так скучал в зарубежных поездках Павел Моисеевич: «Хочу в Татарку, на бугор!» Наконец мы доходим до красивой каменистой площадки среди степных трав на краю обрыва над Татаркой. Отсюда открывается панорама Стрижамента и Недреманной, а в ясную погоду виден Кавказский хребет со снегами. Сюда часто приходил Мастер, писал этюды и просто созерцал, слушал, вдохновлялся любимыми местами. Есть фотография, где он работает на пленэре именно здесь, и несколько сохранившихся работ. Одна особенно притягательна: пожухшие, как и сейчас, розовато-охристые предосенние травы, выгоревшие на августовском солнце, полоска зеленого леса и реденький ситчик неба с легкими белесоватыми облачками. Вот и все. Но как великолепно схвачены отношения, обобщены планы, дан простор, воздух, перспектива! Глаз невозможно оторвать…

DSC 0343

Летний лагерь

Наш путь идет дальше среди высоких султанов ковыля, краснеющих плодов шиповника, серебристого лоха по краям карьера, мелких розовых гвоздичек, желтеющей кое-где льнянки, сиреневой душицы, седой полыни. Как удачно, порой одним мазком, Мастер писал на переднем плане цветы. Будучи ботаником, я всегда сразу определяла род растений. Так же легко писал художник пасущихся на лужайке кур: полупрозрачный мазок – и курица готова бежать на зов хозяйки!

Вот и лес с Малыми и Большими городками. Тут Марина Николаевна рассказывает о маленьком лагере, в котором в течение недели жили путешественники во главе с Гречишкиным. В гостях у него был художник Колосовский, маленькая Марина и Андрей – внук Павла Моисеевича. Жили в палатках. Племяннице не довелось застать Мастера за работой. Зато Николай Михайлов – муж Марины – с задумчивой улыбкой охотно делится с нами воспоминаниями о поездке на Байкал, где ему удалось снять на камеру эпизоды походной жизни Мастера. Мы жадно выспрашиваем: как он писал этюды, что любил в быту, каким он был человеком… Марина Николаевна вспоминает о Гречишкине-режиссере: он много снимал фото и видео, озвучивал и нарезал ролики для монтажа. Павел Моисеевич всегда знал, куда кому встать на фотосессии родственников, выдерживая композиционное решение, удачное и выгодное освещение, ракурс.

DSC 0324

Горошина, квашеные помидоры и голубые камушки

И, как драгоценную крупицу воспоминаний о Мастере, племянница дарит нам сон его детства, который часто повторялся, когда Паша болел: на печке появлялся маленький человечек и, прицелившись, кидал в маленького Павлика горошину. Та летела, разрасталась и превращалась в большой камень, который больно бил мальчика, и тот просыпался в слезах от боли. Позже, в зрелые годы, когда приключалась какая-нибудь хворь, Павел Моисеевич спасался квашеными, фаршированными сестрицей Валей помидорами, ревностно охраняя их от всех желающих вкусить эти плоды. А из своего детства Марина помнит, как мама водила сюда ее маленькую на прогулки и просила отыскать голубые камушки. Так и не удалось найти ни одного. «Откуда они берутся?» – спрашивала девочка. «Дождь с неба смывает голубую краску, она попадает на камушки, и те становятся голубыми». И мама, и бабушка были большими выдумщицами и фантазерами!

DSC 0431

Скала Стеньки Разина

Скала под Малыми городками была названа бабушкой скалой Стеньки Разина: «Река пересохла, а скала осталась». И ребятишки свято верили, что это – сущая правда. Садимся рисовать на площадке этой скалы. Вдали голубеют любимые Мастером просторы. Дубы резной листвой резко очерчивают края неба над нами. Внизу в полдневной дымке тихо нежится на последнем летнем солнышке Татарка. Призываем своих Музочек с надеждой, что и Муза Мастера пожалует к нам хоть на секундочку. Вдохновляюще пахнет льняным маслом.
Спелый тяжелый желудь в шляпке падает от дуновения ветерка, больно стукает меня по плечу и точно шлепается в масленку. Думаю, что моя Музочка прилетела. «Привет от Мастера», - шутит Марина. Но я знаю, что это вовсе не шутка. Не получаются у меня дубы, ну никак не получаются! Этот желудь – указ свыше, что в основе живописи лежит рисунок. Пора браться за карандаш, прорисовывать так ветки и листья дуба, как это делал Павел Моисеевич в своих послевоенных грузинских рисунках, где ботаник сразу отличит виды деревьев. Буду хранить этот привет – тяжелый спелый желудь в шляпке – и выполнять дальше заветы Мастера.

DSC 0403

090636
Сегодня
В этом месяце
За текущий год
422
29592
90636
Счетчик для Joomla

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве