9 историй о Победе. Константин Георгиевич Бородин
9 историй о Победе. Константин Георгиевич Бородин

Продолжая серию публикаций о наших земляках – участниках Великой Отечественной войны, дошедших до Берлина и отвоевавших долгожданную Победу, познакомимся с личностью и военной биографией Константина Георгиевича Бородина, командира дивизиона 370-го артиллерийского полка 230-й стрелковой дивизии I Белорусского фронта.

Константин Георгиевич Бородин родился 18 мая 1911 г. в семье крестьянина в селе Калиновка Александровского района, где до 1932 г. жили и трудились в сельском хозяйстве его родители. Затем семья переехала в город Ставрополь.

1. Бородин К.Г. (1911-1989) участник штурма Берлина. г. Геленджик 1943 г..jpg

К.Г. Бородин (1911 – 1989), участник штурма Берлина. г. Геленджик, 1943 г.

После окончания пятого класса сельской школы Константин пошел работать на железнодорожную станцию стрелочником, а затем помощником паровозного машиниста в городе Махачкале. В 1933 г. он был призван в Красную Армию в городе Кутаиси и зачислен курсантом полковой школы 1-го Кавказского артполка. Освоив профессию артиллериста, Бородин был командиром орудия, затем помощником командира и командиром огневого взвода. После окончания курсов младших лейтенантов при Тбилисском артиллерийском военном училище Константин Георгиевич служил в городе Батуми.

Практически с самого начала Великой Отечественной войны К.Г. Бородин оказался на фронте, служил командиром батареи стрелкового полка на Крымском полуострове, где в январе 1942 г. был ранен и направлен в госпиталь города Ессентуки. По выздоровлении Константин Георгиевич был назначен начальником артиллерии 827-го стрелкового полка 302-й стрелковой дивизии, переброшенной под Ростов-на-Дону, где в июне 1942 г. он был вторично ранен. 

2. Бородин К.Г. командир дивизиона 370-го артполка 230-й стрелковой дивизии.jpg

К.Г. Бородин, командир дивизиона 370-го артполка 230-й стрелковой дивизии

После выписки из госпиталя в сентябре 1942 г. К.Г. Бородин был назначен заместителем командира 108-го отдельного гвардейского истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона, а с октября 1943 г. стал его командиром. В фондах Ставропольского государственного музея-заповедника хранится описание боевого пути дивизиона, составленное Константином Георгиевичем.

В штурме Берлина Бородин участвовал уже в качестве командира дивизиона 370-го артполка 230-й стрелковой дивизии.

Он увидел Берлин на рассвете 21 апреля 1945 г. Зловеще-черный город горел. О том, что наступил рассвет, Константин узнал только по часам: черные от разрывов дни сливались с ночами. На несколько мгновений оторвавшись от боя, он со своего наблюдательного пункта взглянул в бинокль на город, который столько раз видел поверженным в своих снах.

Сквозь окуляры бинокля хорошо просматривались здания на восточной окраине, объятые пламенем. К этому городу он шел четыре долгих года. Для него, как и для миллионов других советских солдат, Берлин означал конец всем испытаниям, конец войне, начало дороги домой.

3..jpg

23 апреля 230-я дивизия, особенно ее передовой отряд во главе с полковником Ф. Галкиным, добивала гитлеровцев в районе крупнейшей электростанции Румельсбург, примерно в 6 км от Берлина. Она была заминирована, враг собирался взорвать ее. Но советские воины продвигались так стремительно, что захватили станцию в полной исправности, при всем рабочем персонале. Румельсбург был спасен. В его свете, говорили потом жители первому коменданту Берлина генералу Берзарину, немцы увидели надежду на новую жизнь.

1 мая пушки 370-го артиллерийского полка, в состав которого входил дивизион Бородина, находились уже в Берлине и были повернуты стволами к имперской канцелярии. Бои шли на подступах к правительственным кварталам. К вечеру в расположение дивизиона прибыл командир полка подполковник Дорошенко. Выслушав доклад Бородина об обстановке, он совершенно неожиданно прокричал ему прямо в ухо, потому что в эту самую минуту батареи сделали очередной залп: «Мы тебя представили к награждению орденом Ленина! Награду заслужил за то, что не дал фашистам взорвать крупнейшую электростанцию Берлина Румельсбург. Вовремя твои ребята захватили её!»

4..jpg

Короткими перебежками Дорошенко направился к другим батареям, а Константин продолжал командовать боем. Его пушки уже пробили бреши в железобетонном заборе имперской канцелярии, в них бросились бойцы пехоты. Но ни последней схватки на этажах канцелярии, ни взвившегося над ней красного флага, водруженного его землячкой инструктором политотдела 9-го стрелкового корпуса Анной Никулиной, он уже не видел. В ночь с первого на второе мая, в последнюю ночь перед взятием Берлина, К.Г. Бородин был тяжело ранен.

Около трех лет Константин Георгиевич лечился в госпиталях. Правая рука потеряла способность двигаться. В своей автобиографии он писал: «[Я] неоднократно находился на операционных столах под общим наркозом. Особенно сложной и тяжелой была операция неправильно сросшейся правой руки. Спустя 11 месяцев после ранения пришлось вновь ломать руку и применять костную пластину, для чего вырубали кость из левой ноги. Операция продолжалась четыре с половиной часа».

После войны в связи с ослабленным из-за ранений здоровьем Бородина уволили из рядов Советской Армии. Но он продолжил свою профессиональную деятельность в ДОСААФ. Работа с призывной и допризывной молодежью была ему по силам, и он целиком отдался ей.

5. Бородин К.Г. участник штурма Берлина. Фото 1975 г..jpg

К.Г. Бородин. Фото 1975 г.

Четырнадцать государственных наград принес с войны артиллерист Бородин, среди них орден Александра Невского, орден Ленина, орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» В приказах Верховного Главнокомандующего К.Г. Бородин трижды получал благодарность от Сталина.

6..jpg

Возврат к списку

Яндекс.Метрика

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве