Поиск по сайту:

Вклад женщин-медиков Северного Кавказа в сохранение здоровья детского населения региона в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Вклад женщин-медиков Северного Кавказа в сохранение здоровья детского населения региона в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Длительные войны требуют мобилизации всех средств, предельного напряжения сил всего населения страны. В связи с этим большое значение имеет состояние здоровья народа, его жизнестойкость. Здоровье людей становится не только медико-биологической, но и социально значимой категорией. В свете данной проблемы особую роль в условиях войны приобрела работа медиков.

Важной задачей органов здравоохранения в условиях длительной и кровопролитной войны, отличавшейся огромными людскими потерями, какой была Великая Отечественная война, являлось сохранение здоровья детей. Она одновременно отражает важный демографический показатель, характеризующий здоровье и жизненный потенциал народа, раскрывает одно из ведущих направлений работы гражданских медиков, а также является фактором, во многом определяющим психологическое состояние и степень социальной активности женщин-матерей – тружениц тыла.

С первых дней войны в действующую армию ушло подавляющее большинство медицинских работников различной квалификации. Несмотря на то, что накануне войны с 1938-1941 гг. число средних медицинских работников по стране увеличилось на 54%, кадровый вопрос постоянно стоял достаточно остро. К концу 1941 г. количество врачей в тылу сократилось более чем вдвое со 141,7 тыс. до 64 тыс. Укомплектованность больниц врачами в конце 1942 г. составила 87%, средним медицинским персоналом - 88%. В 1943 г. заметных изменений не произошло. На протяжении всех лет войны государство и население прилагали колоссальные усилия для решения проблемы медицинских кадров. Только к концу 1943 г. по стране высшие и средние медицинские учебные заведения выпустили 30 тыс. врачей и 87 тыс. средних медицинских работников. В связи с нехваткой средних медицинских работников, на местах была организована их подготовка.

01

К августу 1942 г. в Ставропольском и Краснодарском краях на медицинских курсах было подготовлено почти 16 тыс. медсестер и сандружинниц . Молодёжь стремилась к овладению профессии медика. Осознание студентами важности получаемой профессии стимулировало процесс учебы. В феврале 1942 г. в Ворошиловском мединституте (г. Ставрополь), сделавшем к августу 1942 г. свой первый досрочный выпуск (319 человек), насчитывалось 5 сталинских стипендиатов, больших успехов достигла группа 4-го курса (староста Э. Багдосарова), где 60% студентов были отличниками. За годы войны значительно расширился приём в медицинские образовательные учреждения. Так, в Ставропольском крае в средних медицинских учреждениях края к концу войны обучалось около 1300 человек, 95% из которых были девушки в возрасте от 16-21 года. В годы войны в гражданских медицинских учреждениях было свыше 73% женщин-врачей, а среди средних медицинских работников более 90%. В гражданской медицинской сети региона постоянно трудилось 3-3,5 тыс. женщин-врачей, и 13-13,5 тыс. женщин – средних медицинских работников, а всего 16-17 тыс. женщин-медиков.

Женщины составляли 3/4 сельских участковых врачей. Среди специалистов с высшим образованием женщины составляли более 50%. Так, из 25 работников Ставропольского Крайздравотдела 13 человек были женщины. Наиболее остро испытывала дефицит кадров система здравоохранения в сельской местности. Если в целом в регионе в 1943-1945 гг. 1 врач приходился на 1,5 тыс. жителей, то в сельской местности - на 3 тыс. жителей. Борьба за здоровье детей была неразрывно связана с организацией медико-санитарного обслуживания всего населения тыла и предупреждением возникновений эпидемий. С первых дней войны важным направлением работы стала организация медицинского обеспечения населения с учетом прибывающих эвакуированных. Наркоматом здравоохранения СССР было разработано и разослано на места «Положение о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуированных из угрожаемых районов». На железнодорожных станциях, пристанях появились санпропускники-кардоны, где прибывшим дезинфицировали одежду, выдавали мыло. Под строгий контроль медицинских служб были взяты пищевые предприятия, пищеблоки, питьевые источники. Организация госпиталей, постоянный приток раненых, эвакуированных - создали опасную эпидемическую обстановку. Сложившаяся обстановка в здравоохранении требовала проведения крупных мероприятий государственного масштаба. Из союзного бюджета были выделены значительные финансовые средства на проведение противоэпидемических мероприятий.

02

В феврале 1942 г. было принято постановление ГКО «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии», определившее ответственность местных органов власти и различных ведомств за осуществление профилактических мер. Регион посетил Нарком Здравоохранения СССР Г.А. Митерев, доставив более 1,5 т самых необходимых медикаментов. В феврале 1942 г. при исполкомах Советов региона были созданы чрезвычайные эпидемические комиссии, при краевых и областных здравотделах - эпидемиологические отряды. К работе подключились Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, врачи, общественно-санитарный актив. Большинство работников санитарно-эпидемиологических станций и их подразделений составляли женщины. Значительно усилился санитарный надзор за состоянием санитарно-профилактических учреждений, школ, детских садов, родильными учреждениями, за водоснабжением, общественным питанием, организацией уборки населённых пунктов. Эпидемиологи вели учёт инфекционных больных, контроль над их госпитализацией, проводили дезинфекцию эпидемиологических очагов, контролировали проведение прививок. Особое внимание было обращено на детей до 8 лет, учет которых вёлся путем подворной переписи. Огромную проблему представляла борьба с паразитарными насекомыми (вшами, клопами) – разносчиками многих инфекций, в том числе тифов. Сухожаровые камеры для одежды имелись лишь при городских и районных больницах, а мощность их была крайне слабой. Местные Советы, колхозы совместно с эпидемиологами развернули работу по строительству бань, дезинсекторов. Велась работа по истреблению грызунов – разносчиков опасных заболеваний.

Работа медиков-инфекционистов и эпидемиологов была сопряжена с большим риском для здоровья. В результате контакта с больными имелись случаи инфекционных заболеваний медиков, даже со смертельным исходом. Научными проблемами эпидемиологии занимались ученые-медики, разрабатывая новые методы лечения. Так, научными сотрудниками Ставропольской краевой противобактериологической станции под руководством профессора М.К. Покровской и врача Г.С. Кагановой была создана противочумная сыворотка. Это положило начало новому направлению в советской микробиологии по разработке метода живой вакцины. Активно проводились опыты по внедрению туляремийной вакцины на территории Ставропольского и Краснодарского краев. Большое значение имела эвакуация на Северный Кавказ Ленинградского мединститута и Днепропетровского фарминститута, разместившихся на Кавказских Минеральных Водах. Уже в июне 1942 г. за успешную противоэпидемическую работу около 1 тыс. медицинских работников региона были отмечены правительственными наградами. Так, краевой санинспектор Ставрополья Попова Е.С. была награждена орденом Знак Почета.

03

В течение и после фашистской оккупации состояние здравоохранения в регионе было осложнено: ограблением и разрушением оккупантами сети медицинских учреждений, потерей части медицинских работников в результате зверств фашизма, эвакуацией части населения, наличием в регионе крупнейшей госпитальной базы страны и постоянным оттоком медперсонала на военную службу. Нагрузки медработников ещё более возросли. Восстановление медицинских учреждений являлось одной из главных задач после освобождения от оккупации. Открывались временные стационары, поликлиники, женские и детские консультации, диетические столовые. Медики приняли самое непосредственное участие в восстановлении разрушенной сети здравоохранения. Сотни медицинских работников (медсёстры, санитарки, повара) работали строителями на восстановительных ремонтных работах . Им активно помогало всё население. К концу войны сеть поликлинических учреждений была восстановлена на 93%, а число врачебных стационаров даже превысило довоенный уровень, составив 105%, женские консультации – 104%.

В то же время коечная мощность была недостаточной, ощущался острый недостаток в организации питания, как больных, так и медицинских работников. Не хватало медикаментов, медицинского оборудования, инструментария, перевязочных материалов, спирта, мягкого и жёсткого инвентаря, топлива, керосина (для стерилизации инструментов). Особенно тяжёлое положение было в сельской местности. Пагубное влияние на здоровье людей оказывали тяжёлые жилищно-бытовые условия, особо ухудшившиеся после освобождения региона от оккупации. С большими перебоями работали водопроводы в Ставрополе, Георгиевске, Краснодаре, Карачаевске, Черкесске и других городах, из-за дефицита электроэнергии. Так в Ставрополе, в 1944 г. подавалось 2 м3 воды в сутки на каждого жителя города. Население вынуждено было пользоваться водой из водоёмов, дворовых колодцев. В городе функционировала всего одна баня . За период оккупации был снижен эпидемический контроль, в результате чего среди населения имелись вспышки сыпного и брюшного тифа, малярии, дизентерии и других опасных заболеваний. Резко возросли венерические заболевания. Разрушение оккупантами сети медицинских учреждений на 80%, уничтожение средств вакцинации, обострило ситуацию до крайности. Общее число инфекционных заболеваний возросло более чем в 2 раза. Так, за 9 месяцев 1944 г. смертность в Дагестанской АССР превысила рождаемость в 2,5 раза. В частности, в Хивском районе республики в 5 раз, а Дахадаевском районе – в 9 раз.

04

Акты обследования состояния регистрации населения и учёта острозаразных заболеваний статуправлений показывают крайне неудовлетворительный и несвоевременный контроль. Даже по далеко не полному перечню и учёту заболеваний в регионе за годы войны было зарегистрировано около 2 млн. случаев опасных инфекционных заболеваний. Реальная же цифра значительно больше. На важность труда врачей-эпидемиологов указывает как статистика инфекционных заболеваний, так и динамика развития кадрового состава медицинских работников. Число эпидемиологов за годы войны увеличилось в 14 раз, была расширена сеть санитарно-эпидемиологических станций (СЭС) Северного Кавказа. Так, если в 1943 г. их насчитывалось 138, то в 1944 г. – 176, а в 1945 г. – 202. На протяжении всех лет войны наркомат здравоохранения РСФСР заботился о качестве лечебно-профилактической помощи населению, намечая и координируя деятельность здравотделов в регионах. Так, весной 1944 г. в республиках краях и областях Северного Кавказа были созваны съезды участковых врачей, цель которых – определить направления работы по улучшению обслуживания населения врачебных участков, как основного звена медицинской сети. Медики региона активно поддержали идею участия во Всесоюзном социалистическом соревновании медицинских работников.

Большое внимание в ходе съездов было уделено здоровью детей младших возрастов, наиболее подверженных смертности. Положение с детской заболеваемостью было действительно катастрофическим. По далеко не полным данным за годы войны было зарегистрировано более полумиллиона случаев таких опасных детских заболеваний как корь, скарлатина, дифтерия (9% летальной смертности), коклюш. Каждый пятый житель региона, страдающий в годы войны заболеваниями дизентерии и различных форм колитов, был ребенок до двух лет. У большинства детей наблюдалось расстройство пищеварения. По статистике около 500 тыс. человек в регионе болело гриппом (реальная цифра значительно больше), значительная часть из которых – дети. Серьезную опасность представляли различные виды тифов, дифтерия, дизентерия, туляремия и др. В 1943 г. реэвакуированными в регион была завезена малярия, сильно поразившая детское население, преимущественно дошкольного возраста. Общее количество заболевших до конца войны составило около миллиона человек. Ощущался острый недостаток профилактических лекарственных средств. Из отчетов Ставропольского крайздравотдела видна распространенность заболевания детей пневмонией. Даже в условиях квалифицированной медицинской помощи (при городской больнице г. Ставрополя в 1944 г.) смертность детей составляла 5,4%.

05

Психологический травматизм женщин в годы войны в результате высокой детской заболеваемости и смертности – одна из малоизученных социальных проблем, статистический анализ в рамках которой весьма затруднителен. Младенческая смертность служит одним из важных показателей оценки работы органов здравоохранения. В целях приукрашивания фактического положения дел медицинскими учреждениями практиковалось сокрытие фактов смертности. Кроме того, повсеместно, особенно в сельской местности, имела место не регистрация родившихся и умерших в годы войны детей матерями в органах Загса. Не менее острую проблему в годы войны представляло состояние акушерско-гинекологической помощи населению и здоровье женщин-рожениц. Разрушение родильной сети фашистскими захватчиками, нехватка медицинских кадров свели к минимуму акушерско-гинекологическую помощь женщинам, особенно сельским жительницам. В частности, к концу войны коэффициент охвата населения Ставрополья родильной мощью по городской местности был равен 0,84, а по сельской местности – 0,37. Всего в 1944 г. родовспоможение было оказано 10151 женщине края, а в 1945 г. – 13453. По вышеприведенным данным, женщины сельской местности в 68,5% случаев родильной помощи роды производили в домашних условиях, горожанки лишь в 3% случаев оказанной медицинской помощи. В целом же до 80% родов происходило дома. Тот факт, что врачи были задействованы в 8,5% случаев родовспоможения, в остальных случаях роды принимались средним медперсоналом, указывает на проблему дефицита специалистов акушерства и гинекологии. Коечная мощность родильной сети региона в 1944 г. составляла 42% от показателей 1941 г., а 1945 г. – 60%.

К сожалению, вследствие крайне неудовлетворительного учёта рождаемости населения в военные годы невозможно восстановить реальную картину воспроизводства населения и определить количество родов жительницами региона в течение войны. Анализ состояния здоровья детского населения потребовал от органов здравоохранения безотлагательных мер. В результате целенаправленной государственной политики число педиатров в послеоккупационный период по сравнению с началом войны увеличилось более чем в 20 раз. На кафедре Ставропольского мединститута в 1944 г. велась работа по 57 научным темам, а в 1945 г. по 70 темам. На основе научных разработок было налажено производство из местного сырья различных лекарственных средств. Совместными усилиями педиатров и эпидемиологов были достигнуты заметные успехи в снижении заболеваемости детей региона дизентерией, скарлатиной, корью, коклюшем, цереброспинальным менингитом, полиомиелитом, цингой; заболевание малярией в 1945 г. в сравнении с 1944 г. сократилось на 36%. Положительные результаты дало оспопрививание. Врачи-педиатры, патронажные медицинские сёстры проделали огромную работу по своевременному оказанию помощи больным детям. В 1944 г. по сравнению с 1943 г. на 4-10% возрастает показатель госпитализации в случае острозаразных детских заболеваний.

06

Большое внимание уделялось организации лечебного питания через молочные кухни. Значительное количество медицинских работников работало в школах, детских садах, детских домах, детприемниках, наблюдая здоровье детей разных возрастов. Для проведения разъяснительной работы и повышения санитарной культуры населения в населенные пункты региона направлялись специальные отряды, состоящие из медицинских работников. Только в Дагестане ими было прочитано более 1200 лекций и проведено более 80 тыс. подворных обследований. Сотни женщин-врачей региона были отмечены местными органами власти за добросовестное выполнение профессионального долга в области охраны детства. Среди них медики Ставрополья: Конькова и Третьякова (патронажные сёстры Аполлонского и Курсавского районов), Бражникова (врач Боргустанского врачебного участка Суворовского района), Обухова (зав. больницей с. Московского Изобильненского района), Добрицкая (зав. Апанасенковской районной больницей) и другие; врачи-педиатры Кабардинской АССР – Зинкова Н.В. (врач Нальчинская горбольница), Светличная М.А. (главврач детского костно-туберкулёзного санатория г. Нальчика), Емузову М.Х. (зав. детскими яслями п. Терек Терского района), Кукушко В.А. (врач, нач. отдела лечпрофпомощи детям Наркомздрава республики) и многие другие женщины-врачи региона. Десятки ведущих работников институтов эпидемиологии и микробиологии региона были отмечены правительственными наградами. Среди них: Рощупкина К.Н. (зав. производством Краснодарского института), Цыганкова А.А. (зав. отделением Краснодарского института), Аваяниди Г.А. (зав. лаборатории Краснодарского института), Чудикова М.Ф. (зав. отделением Краснодарского института); Сарафанова Е.Д. (лаборант Ставропольского института), Марченко Г.Ф. (зав. отделением Ставропольского института), Петрова Г.П. (зав. лабораторией Ставропольского института); Кандалова А.В. (краевой маляриолог Краснодарского края); Мананчикова А.И. (главный государственный инспектор Дагестанской АССР).

07

Сотни врачей-эпидемиологов, инфекционистов, бактериологов награждены правительственными премиями, грамотами и другими видами отличий, как результат признания их самоотверженного труда. Анализ показывает, что женщины-медики региона приложили все усилия, знания, опыт для сохранения в труднейших условиях войны жизни и здоровья детского населения. Несмотря на все трудности в здравоохранении (небывалый рост числа различных эпидемических заболеваний – до 2 млн. зарегистрированных случаев, слабую материальную базу и большие физические нагрузки медицинских работников) к концу войны почти полностью была восстановлена работа сети лечебно-профилактических учреждений. В целом положительную динамику имело решение кадрового вопроса. За годы войны увеличилось число выпускников медицинских образовательных учреждений, среди которых 95% составляла женская молодёжь. При общем росте числа инфекционных заболеваний, медики добились значительного снижения тифов, кишечных и специфических детских заболеваний, детской смертности.

Каменева Галина Николаевна, кандидат исторических наук,
заведующая отделом военной истории и патриотической работы
Ставропольского государственного музея-заповедника.


Возврат к списку

Архив новостей:

Яндекс.Метрика

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве