Поиск по сайту:

Путешествие в Бага-Тугтун. Часть II
Путешествие в Бага-Тугтун. Часть II

Во второй части статьи мы продолжим путешествие на родину калмыцкой иконы «Зеленая Тара», в село Бага-Тугтун Яшалтинского района Республики Калмыкия.

Недавно, изучая наследие ставропольского губернского инженера Григория Павловича Кускова, музейные сотрудники натолкнулись на еще один снимок фотографа Ляхницкого – фотокопию «Проекта на переделку старого деревянного хурула, поднятого на кирпичный 1-й этаж 1-го Багатуктунового рода Большедербетовского улуса Ставропольской губернии». 

фото 13.JPG 

Эта замечательная находка позволяет по-новому взглянуть на историю хурула в Аргакине.

Изучение деталей чертежа и сравнение его с фотографией построенного здания позволяют утверждать, что строительство велось строго по этому проекту. Различия минимальны, например, в решетке окна фронтона отсутствует запроектированный восьмиградусный круг. 

фото 14.jpg

фото 14а.jpg

Судя по имеющейся надписи, проект был составлен 10 апреля 1910 года строительным десятником Большедербетовского улуса, подпись которого можно прочитать как «Бердников». Строительный десятник – это профессия, которой в Российской империи специально учили, в частности, в Санкт-Петербургской школе десятников по строительному делу Императорского Русского технического общества. В данном же случае это, видимо, еще и должность в административном штате улуса.

В правом нижнем углу документа имеется нечитаемая виза губернского гражданского инженера с подписью «Гр. Кусков». По обрывкам слов можно предположить, что в первичный чертеж вносились поправки. Может быть поэтому утверждение проекта состоялось почти год спустя, 25 февраля 1911 года. 

фото 15.jpg

Подписи автора проекта Бердникова [?] и Г.П. Кускова 

Настоящим открытием является само название строительства. Речь идет о том, что официально в Аргакине не строили новый храм, а по какой-то причине осуществляли технологически сложную задачу: поднимали имеющийся деревянный хурул на вновь построенный кирпичный первый этаж. Что это за причина?

В верхней части проекта есть еще одна, окончательная виза – главного пристава кочующих народов Ставропольской губернии А.А. Польского, который утвердил проект к исполнению 6 апреля 1911 г. и при этом сослался на один из законов Российской империи. 

фото 16.JPG

фото 16а.JPG

А.А. Польской, главный пристав кочующих народов Ставропольской губернии, член Ставропольской ученой архивной комиссии. 1915 г. 

Закон назывался «Уставы духовных дел иностранных исповеданий». В этом законе в разделе «О ламаитах» (так называли буддистов) говорится, что астраханский губернатор и главный пристав инородцев Ставропольской губернии обязаны иметь подробные сведения о числе существующих хурулов калмыков и наблюдать, чтобы их количество не превышало утвержденной величины. «В случае надобности в постройке новых или исправлении прежде построенных хурулов» названные должностные лица дают разрешения и «утверждают план, фасад и смету», финансирование должно быть «из добровольных калмыцких приношений без всякого нового налога или сбора».

Г.Ш. Дорджиева, исследователь религий в Калмыкии, отмечает, что в XIX веке в Российской империи в рамках реформы по управлению калмыками сокращалось количество хурулов и духовенства. Так, в 1830-х годах в Большедербетовском улусе было оставлено 6 хурулов из 13 и 225 духовных лиц вместо 542, а в 1847 году – 5 хурулов и 119 духовных лиц. Многие аймаки остались без храмов. Старший багша хурулов Большедербетовского улуса Д. Сетенов в начале ХХ в. выхлопотал в министерстве внутренних дел разрешения на строительство хотя бы молитвенных домов, где буддийские обряды могли проводить приезжие священнослужители-гелюнги из оставшихся хурулов. Но в целом государство ставило цель привлечь калмыков в православные храмы, которые и открывались. 

фото 17.JPG

Освящение церкви во имя Святителя Алексия, небесного покровителя цесаревича Алексея, в Башанте. Октябрь 1914 г.

фото 17а.JPG

Церковь Михаила Тверского в миссионерском поселке крещеных калмыков Князе-Михайловском Большедербетовского улуса (ныне с. Красномихайловское). 1910-е гг. 

Уже упоминалось, что в «Списке населённых мест Ставропольской губернии (по данным 1909 года)» указано, что в Аргакине было две церкви. Не вызывает никаких сомнений, что одной из них была православная.

Вот какова предыстория необычного проекта переделки старого хурула путем поднятия его на высоту второго этажа. В результате багатугтуны получили новый просторный хурул, сохранили и, по-видимому, приукрасили деревянной резьбой старый, а также соблюли закон.

При проектировании подъема старого хурула на кирпичный этаж необходимы были инженерные расчеты. Проект снабжен указанием размеров (высота хурула была несколько менее 14 м) и позволяет увидеть, как технически была решена задача распределения нагрузок, частично «заглянуть» внутрь здания и «осмотреть» его со всех сторон, рассмотреть конфигурацию элементов декора, включая те, которые еще не были смонтированы к моменту съемки храма в 1912 году. 

фото 18.JPG

фото 18а .JPG 

В архитектуре нового хурула явно выражена эклектика стиля русского неоклассицизма конца XIX – начала ХХ веков в кирпичном этаже и традиций русского деревянного зодчества в деревянных ярусах (особенно кокошники и птицы, подобные русской щепковой «птице счастья»). Что касается элементов буддийской культовой архитектуры, то к ним можно отнести многоярусность, многократно повторяющийся традиционный символ буддизма – восьмиградусный круг, фигурный «шпиль», в котором присутствуют элементы с формой буддийских ступ (субурганов) и фигурное навершие – ганчжир. Ганчжиры проектировались также на «шпилях» башенок, фронтонах стен и крылец. Криволинейные вогнутые линии фронтонов очень отдаленно напоминают крыши пагод. 

фото 19.JPG

фото 19а.JPG

Буддийская ступа, увенчанная ганчжиром, в с. Бага-Тугтун

Мастера, привлеченные к строительству хурула, были приезжими. Ведь сами калмыки не владели этим ремеслом. Строительную древесину на Ставрополье возили из Астрахани. Наверное, оттуда же были русские плотники и искусные резчики по дереву: сама Астрахань в значительной степени была в то время деревянной и очень нарядной. 

фото 20.JPG

Деревянное зодчество начала ХХ в. в Астрахани. 2018 г. Фото Н. Гальфингер

фото 20а.JPG

г. Астрахань. 2018 г. Фото Н. Гальфингер

фото 20б.JPG

г. Астрахань. 2018 г. Фото Н. Гальфингер 

Что касается каменщиков, то они могли быть как россиянами, так и европейцами. На кирпичных заводах того времени обычным делом было варьирование оттенков цвета кирпичей из разных партий обжига, так как все операции делались вручную. Поэтому многие кирпичные здания тогда, особенно дешевые, были несколько пестроваты. Однако при строительстве хурула мастера не только намеренно использовали кирпичи разных оттенков, но и клали их, создавая хаотичный «мозаичный» узор. Сейчас о такой кладке пишут как о «баварской», зародившейся в Германии несколько столетий назад.

О том, присутствовали ли иностранцы на строительстве храма, и многих других страницах этой истории должны еще поведать архивные документы. 


Н.А. Гальфингер

Возврат к списку

Архив новостей:

Яндекс.Метрика

2022 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве