Поиск по сайту:

Первый план Ставрополя
Первый план Ставрополя

12 июля (30 июня по старому стилю) 1805 г. ставропольским уездным землемером Пичугиным был составлен «Геометрический специальный спорный план дачи №1 Кавказской губернии, города Ставрополя выгонной земли, состоящей в споре Хоперского казачьего полка Ставропольской станицы казаков» – один из первых планов нашего города.

Выгонные земли полагались всем городам согласно закону 1785 г. – «Грамоте на права и выгоды городам Российской империи». Ставрополю, получившему статус города в 1802 г., они были выделены из казны по меже, которая определялась «двухверстной пропорцией» – линией, проведенной на расстоянии 2 верст от границ жилой застройки. На выгонных землях размещались «…сады, поля, паствы (пастбища), луга, реки, рыбные ловли, леса, рощи, кустарники, пустые места, мельницы водяные или ветряные». Южной границей выгонных земель Ставрополя была речка Мамайка.

Фото 1. План спорной земли Ставрополя 1805. Из фондов СГМЗ.JPG

План спорной земли Ставрополя 1805 г. Из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника

Закон предписывал защищать эти земли от самовольного захвата, распахивания, застройки, а распоряжалась этим фондом выборная городская дума. В это время в России велись масштабные работы по генеральному межеванию земель, начатые в 1765 г. с целью точного определения границ всех земельных владений. Межевой единицей являлись так называемые дачи (от слова «дать»), а документом межевания был план земельной дачи. В нашем случае это план окрестностей Ставрополя – дача № 1 Кавказской губернии.

Согласно манифесту «О генеральном межевании» и «Генеральным правилам», захваченные ранее земли, находящиеся на выгонах, не изымались, а закреплялись за их фактическими владельцами. Предписывалось «всякому такому владельцу, яко достойному, спокойному и добродетельному сыну своего отечества, те его бесспорно владеющие земли без всякого изъятия отмежевать, и утверждать в вечное потомственное владение». На нашем плане частные владения представлены хуторами и заводами горожан на реке Мутнянке.

Фото 2 Межевание земель XIX в.jpg

Межевание земель в XIX в.

Фото 3 Студенты Императорского Константиновского межевого института XIX-начало XX вв.jpg

Студенты Императорского Константиновского межевого института. XIX – начало XX вв.

Выгонные земли казачьей станицы Ставропольской на плане не обозначены, поскольку город и станица были юридически разными населенными пунктами. Отсюда и непрекращающиеся земельные споры между горожанами и казаками. В экспликации плана указаны спорные территории, одна из них находилась в самом центре современного города, в районе улиц Ясеновской-Шаумяна.

Для измерения расстояний землемер Пичугин использовал мерную цепь длиной в 10 сажень, заменившую прежнюю веревку, а для измерения углов – астролябию. Межи (границы) отмечались на местности деревянными или каменными столбами с гранями, межевыми ямами с углем и камнем. 

Фото 4 Землемерная цепь. Россия 1800-1860. Из фондов Политехнического музея в Москве.jpg

Землемерная цепь. Россия, 1800 – 1860 гг. Из фондов Политехнического музея

Фото 5 Астролябия геодезическая конец XVIII века. Из фондов ГИМа.jpg

Астролябия геодезическая, конец XVIII в. Из фондов Государственного исторического музея

В соответствии с Инструкцией землемера сопровождали 12 понятых для указания границ. Межевой единицей площади была принята 1 казенная десятина (примерно 1,09 га). Согласно плану Пичугина городу принадлежало 2071 десятин 93 кв. сажени «бесспорной» земли – почти 2263 гектара.

Фото 4 Мерная цепь.jpg

Землемерная цепь

С середины XIX в. пастбища и сенокосы на выгонных землях стали застраиваться промышленными предприятиями и включались в городскую застройку. Изменение главной функции выгонов может считаться одним из проявлений урбанизации российских городов.

Категория выгонных земель как одна из форм собственности городских обществ была упразднена в советское время.

Возврат к списку

Архив новостей:

Яндекс.Метрика

2022 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве