Поиск по сайту:

Случайно найденный фронтовой треугольник
Случайно найденный фронтовой треугольник
Фронтовые письма, как семейные реликвии, до сих пор хранятся во многих семьях. Письмо-треугольник, о котором пойдет речь, по всей видимости, тоже берегли не одно десятилетие, но… 
Совсем недавно, в один из зимних дней 2020 года, в фойе нашего музея вошел скромный мужчина средних лет, в руках он держал аккуратные связки старых книг в одинаковых обложках. Опустив книги на пол, он  достал из кармана свернутое треугольником письмо и попросил принять этот документ военного времени в фонды музея. Оказалось, что случайно в одном из ставропольских дворов он увидел около мусорных баков оставленное кем-то многотомное издание Стефана Цвейга. Будучи человеком, понимающим ценность  книг, пройти мимо он не смог, собрал литературу и принес домой. Между страницами одного из книжных томов и был неожиданно обнаружен этот фронтовой треугольник. Было решено: книгам продлить жизнь, сдав в библиотеку, а письмо передать на хранение в музей.… Окончив свой короткий рассказ и пожелав остаться неизвестным, человек быстро ушел.
     

20200413_160820.jpg


Письмо, таким чудесным образом попавшее в музей, пришло в Ставрополь с фронта почти 76 лет назад Тамаре Михайловне Бернасовской, жившей на улице Некрасова, от ее мужа Владимира Николаевича.  На круглых штемпелях четко видны даты: отправлено Полевой почтой (59238-М) 23 июня 1944 года и получено 1 июля того же года (штамп Ставропольской краевой конторы Нарсвязи).  
     
Содержание письма Владимира Бернасовского, несомненно, человека зрелого, грамотного  и образованного – простое и сдержанное, но очень жизненное. В нем нет пафоса и громких фраз, нет и жалоб, а есть нежность, забота и тревога о близких. Война нарушила мирную жизнь семьи, надолго разлучив людей. А так хотелось быть рядом и знать обо всем, что происходит в жизни родного человека. В то тяжелое время письма для всех стали единственным средством связи. Удивительно, какая крепкая привязанность была у супругов Бернасовских, но они писали друг другу ежедневно. «Здравствуй, дорогая Тамара! Письма твои получаю каждый день и отвечаю тоже. Сегодня 21.VI, твое письмо получил за 8.VI-44 г. Тамара! Ты пишешь, что я не пишу о себе, я же написал, что я такой же, какой и был, а все остальное – жив буду, приеду, расскажу. А что касается здоровья, то и мое ушло, это ты сама должна знать, что сейчас время такое… Ты спрашиваешь, курю ли я? Нет, как не курил, так и не курю».  На вопрос жены о своем местонахождении Владимир, соблюдая военную тайну, ответил: «Я нахожусь на этом же направлении, на котором находился в 1941 году, ну а где проходит фронт, ты сама знаешь».
   

20200413_160903.jpg


Это письмо – личное, адресованное сугубо только тому, кому было написано, в нем запечатлен крохотный отрезок частной жизни, поэтому деликатно не будем приводить его текст полностью. Завершалось письмо так: «Пока, крепко целую тебя и сына, и всех. Твой Владимир». Хочется верить, что после всех невзгод судьба воссоединила эту дружную семью, и жили они после войны долго и счастливо…
   

20200413_160911.jpg


На основании сведений из доступных Интернет-источников можно предположить, что гвардии красноармеец Владимир Николаевич Бернасовский, 1915 года рождения, призванный в армию из Ставрополя, был в боевом строю до конца войны, в августе 1944 года награжден медалью «За отвагу», а в мае 1945 – «За победу над Германией». Его супруга – Тамара Михайловна Бернасовская успешно работала в Ставрополе учителем. В 1954 г. в печать вышли ее методические рекомендации «В помощь учителю двухкомплектной школы», в 1958 г.  – книга «Развитие устной и письменной речи учащихся в начальных классах».
   
А, может быть, после этой публикации откликнутся и потомки Бернасовских?

Возврат к списку

Архив новостей:

Яндекс.Метрика

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве