«В тяжелейшее время войны…»
«В тяжелейшее время войны…»

Из воспоминаний дочери художника В.И. Смирнова

Нины Васильевны Смирновой


Читаешь тетрадку, исписанную старческой рукой, неразборчивым почерком, и встают образы прошлого. Они только сейчас обретают социальную значимость, становятся для нас достоверным знанием о том, что пережили люди в военное время.


photo_2020-05-05_19-34-02.jpg

Нина Васильевна родилась в Ставрополе 1891 году и всю жизнь провела в доме отца – художника-академиста, учителя рисования и чистописания Василия Ивановича Смирнова. Пережила революцию, гражданскую войну, потерю братьев, отъезд сестёр, голод, от которого в 1922 году умер отец. Стала очевидцем фашистской оккупации и трудных послевоенных лет. Её биография не отмечена героическими фактами, она жила «как все». Но оказывается именно это нам важно знать: как жили все, большинство, как они выживали, женщины, почти все потерявшие близких.

фото 1.jpg

Со школьной скамьи Нина была «в помощь маме» – присматривала за младшими детьми, в свободное время – иголка в руках, шила даже школьную форму. Окончив Ольгинскую женскую гимназию, первая в семье стала получать жалованье служащей, чем очень гордилась. С приходом советской власти потеряла место, а едва находя новое, снова попадала под сокращение. Её личная жизнь устроилась поздно: только в 1934 году вышла замуж за преподавателя математики Ставропольского педагогического института Якова Мартиросовича Кешебьянца. Он был уроженец армянского села Тенгинка у побережья Чёрного моря, окончил гимназию в Новороссийске, затем Харьковский университет. Фамилию мужа Нина Васильевна не взяла, осталась Смирнова. Супруги были уже немолоды: ей 43 года, ему 51. Своих детей у них не было, и 1936 году Яков Мартиросович взял в семью племянника Карапета, круглого сироту.

С 1940 года Нине Васильевне пришлось оставить работу – она служила статистиком в конторе пути станции «Ставрополь железнодорожная». Ушла по собственному желанию, по семейным обстоятельствам и состоянию здоровья, не достигнув пенсионного возраста (60 лет). Пенсию из-за неполного стажа не получала.

«В тяжелые годы войны, – пишет Нина Васильевна, – из семьи нашей я одна была около старушки уже мамы и больного мужа. Племянник Карапет прожил с нами до весны 1942 года и сбежал к бабушке своей со стороны матери в колхоз «Красный Борец» близ Туапсе: «С конём буду работать, возчиком». А был уже в шестом классе и паспорт получил 16-летним. В Туапсе под бомбёжкой погиб».

Дальнейшее повествование объясняет многое, в том числе поступок подростка. Нина Васильевна продолжает: «Мама умерла в 87 лет в начале 1944 года. Муж умер в Туапсе в ноябре 1944 года от анемии сердца в возрасте 61 года... В тяжелейшее время войны после смерти мамы я поехала с ним в совхоз «Красный Борец». Там жил брат его матери и двоюродные сёстры. «Молодые, будет уход, – думал муж. – Петуха зарежут, накормят меня». А петуха не зарезали. Трагедия жизни!»

фото 2.jpg

Ставрополь, дом Смирновых. 1947 год.

Нина Васильевна вернулась домой. О том, каково ей было, умалчивает, но из контекста ясно, что находилась на грани выживания. В начале войны удалось раздобыть мешок серой муки, и из которой пекла блины на сухой сковороде, масла никакого не было. Нина Васильевна выжила только благодаря этому мешку. В записях Н.В. Смирновой сведений об этом уже нет. Это «воспоминания о воспоминаниях»: Нина Васильевна рассказывала о пережитом одной из своих постоялиц, а та поделилась с нами.

С начала войны Нина Васильевна стала сдавать комнаты временным жильцам, что вполне объяснимо. Оставив работу в 1940 году, пенсию она стала получать только в 1957-м. За 18 лет 9 месяцев стажа при советской власти ей начислено было в месяц 30 рублей. Квартиранты заменили ей семью. Они свидетельствуют: «Нина Васильевна была душа-человек. Она была дружелюбная очень. Даже в таких ситуациях, когда нужно было сердиться, она никогда не сердилась... Она столько терпела и оставалась добрым, хорошим, светлым человеком, очень культурным в общении, очень деликатным. Ангельский характер! Бессребреница».

Когда в доме Смирновых было решено создать музей, Нина Васильевна полностью передала наследие отца – всё, что смогла сберечь. «Много картин – свидетельствует дочь художника, – мы потеряли в тяжёлые годы войны…». В августе 1942 года погибла от осколка бомбы висевшая в гостиной копия с картины Шарля Шаплена «Качели» работы В.И. Смирнова. Затем, когда фашисты оккупировали город, немецкий офицер снял со стены и вынес из дома Смирновых две или три картины, очевидно оценив по достоинству мастерство Смирнова-живописца. Многое, конечно, было продано от нужды.

Нина Васильевна Смирнова прожила 93 года. Несмотря на трудные обстоятельства жизни, никто никогда не видел тени неудовольствия на её лице. Она всегда была готова всем помочь. 


фото 3.JPG

Нина Васильевна Смирнова. 1953 год





Возврат к списку

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве